Просмотр

вторник, 8 мая 2012 г.

Твоё место ( Часть 2 )

Первая часть - http://justmylettersme.blogspot.com/2012/04/1.html

Твоё место

Часть 2


Мне звонили по миллиону раз каждый. Каждый, но не Бред. Взяла трубку я всего один раз. Когда позвонила Кейт, я просто сказала "Я скоро вернусь. Если увидишь Бреда передай, что мне плохо без него". И сбросила звонок. Мне было достаточно своих проблем.



Я сидела в комнате Майка. С каждым днём ему было всё хуже и хуже. Он уже не вставал с кровати.
- Алис ?
- Что ?
- Я хочу вернуть одну твою вещь
- Какую ?
- Она наверно тебе уже не нужна. Но когда тебе было четыре года, у тебя была лучшая подруга. Ты ведь помнишь ? Она еще подарила тебе кулон в виде цветочка, а ты думала что его потеряла. Но на самом деле это я украл его.  Мне было завидно, что у тебя есть друзья, а у меня нет. Если он тебе всё еще нужен, то возьми в верхнем ящике стола.
Я подошла к столу и выдвинула ящик. Запустила пальцы в карандаши и ручки, провела пальцами по дну и нащупала цепочку. Моё сердце упало в пятки, а потом подпрыгнуло и забилось быстрее. Я замерла и попыталась успокоиться. " Это всего лишь кулон. Всего лишь кулон от твоей лучшей подруги детства." Я аккуратно взяла его и вытащила из под завалов. Я сжала его в кулаке и не хотела смотреть на него. Этот кулон - частичка моего прошлого, частичка меня. Разные мелочи для меня очень важны. Например, я всегда ношу своё счастливое кольцо-бантик и фенечку, которую сделала ещё в садике.
- Спасибо
- За что? Я же уркал его
- Но ты же его вернул
Он ухмыльнулся
- Лис, я думаю будет лучше, когда я умру
Я села на пол возле него
- Что ты такое говоришь? Для кого лучше ?
- Для всех
- А ты подумал о родителях? О своих друзьях? Они буду скучать
Он посмотрел на меня так, будто видел насквозь
- А ты ? Будешь ты скучать ?
После секундной паузы я ответила
- Да.
Я не знала, было ли это ложью. Я не знала что будет после. По сути, мы с ним даже не знакомы. Мы совершенно разные. Но с другой стороны, он же мой брат. Что-то же должно измениться.
Он будто смахнул что-то с моего плеча.
- Что ты делаешь ?
- Ты даже не представляешь какие потрясающие вещи я вижу! Тут повсюду летают бабочки.
Он завороженно смотрел в потолок.
Я думала что он сходит с ума, но врач говорил, что такое может быть
- Знаешь, ради этого стоит умереть.
Неужели он серьёзно?  Я была готова каждый день водить его на выставку бабочек лишь бы он не умирал. Его смерть убьёт маму с папой. И, возможно, меня.






На его похоронах была очень много народу. И это при том, что родственников у нас не так уж и много. Зато собрались все выпускные классы школы. Откуда у него столько друзей ? Я чувствовала себя лишней. Все подходили ко мне, отцу, матери и соболезновали. Но мне казалось, что им намного хуже от того, что он умер, чем мне. Я хотела закричать " хватит! прекратите!", но вместо этого просто кивала.
Когда наступило последнее прощание, крышку гроба сняли, все собрались вокруг него, поставили свечки. Кто-то подходил прощаться. Все девушки плакали, даже некоторые парни. А я просто стояла и смотрела на его холодное, твердое и безжизненное тело. Если бы на нас кто-то смотрел со стороны, то сразу стало бы ясно, что я тут лишняя. Я говорила себе  " Это же твой брат! Твой брат лежит в этом ящике! Плачь! Это же твой брат.." От злости на себя я закусила губу. Я не почувствовала ни боли, ни как моя кровь лилась по подбородку, но потом увидела красные капли на моей белой рубашке. Я вытерла кровь на лице рукавом. Знаю , что так не принято, но я больше не могла там находиться. Я стояла в самом дальнем ряду толпы, поэтому когда я ушла никто даже не обратил внимание.
И я побежала. Я бежала куда угодно. Я знала, что никогда не добегу туда, куда мне нужно. Я бежала от себя. Я ненавидела себя. Я была себе противна. Я хотела вымыться изнутри. Хотела вырезать всю гниль из себя и стать нормальным человеком. Я хотела что бы у меня всё было хорошо. У меня уже жгло в мышцах, но я всё равно продолжала бежать. Когда у меня уже не осталось сил, я села у какого-то магазина и тяжело дышала. Люди смотрели на меня как на ненормальную, но мне было все равно. Если я ненавижу себя, то почему я должна нравиться им?
Когда я снова смогла нормально дышать, я поднялась на ноги. В висках стучало. " Кем был моей брат? Кем был мой брат? Кем был мой брат?" Каждая буква отдавалась новым ударом в голове.
Я поймала такси и поехала домой. Я отдала водителю все деньги, что у меня были с собой. Я уже и не помню сколько. Дала я меньше или больше. Какая разница ? В моей голове была только одна мысль - узнать моего брата. Кем он был, чем занимался, откуда столько друзей. Я забежала на 14 этаж по лестнице, потому что не могла стоять на месте. Я подбежала к его двери. Дернула. Закрыто! Тогда я бросилась на кухню и начала выдвигать все ящики и шариться в них. Я совершенно забыла где мы храним ножи. "Кем был мой брат?? Кем был мой брат?" Удар в висок. Ещё удар. Ещё один. Я почувствовала как порезала палец. Вот он! Нашла! Я достала нож и вернулась к двери. Я попыталась открыть замок. Послышался треск, щелчёк, потом опять треск. Кажется, я его сломала. Но мне было всё равно. Я ринулась к столу и начала выдвигать все ящики. Я чувствовала себя сумасшедшей. Нет. Я ей была. Но рядом не было никого, кто сказал бы мне "остановись! хватит! не сходи с ума!". Поэтому я просто поддавалась своему безумию.
Я нашла папку с рисунками. Я думала что Майк больше не рисует, но оказалось что это не так. Он прекрасно рисовал людей. Тут и портреты, и в полный рост, и просто люди, похожие на персонажей из комиксов. Потом я нашла еще рисунки и еще и ещё. В его комнате только и были что рисунки и ручки ! Я хотела собрать всё в кучу, облить бензином и поджечь. Я бы танцевала вокруг них, а потом развеяла бы то, что останется по ветру. Это я. Я, которая так любила, когда Майк рисовал. Я заметила ноутбук на его столе и решила посмотреть, что там. Но он был запаролен. Я забрала ноутбук себе в комнату, чтобы позже попробовать подобрать пароль.
Моё сумасшествие немного отступило. Я прибралась в комнате майка, закрыла дверь, убралась на кухне и пошла в ванну.
Я ужасно выглядела. Мои волосы были в полном беспорядке, вся рубашка испачкалась в крови и пыли. Я решила, что её уже не спасти и сняла её. У меня закружилась голова и показалось, что я сейчас упаду в обморок. Я схватилась рукой за раковину и отдышалась. Потом открыла окна во всей квартире. По комнатам начала гулять сквозняк. Но сейчас дом был в моём распоряжении, а я была в распоряжении безумия. Я устроила свою реальность в квартире. Если бы я могла, то вызвала бы бурю, пожар, землетрясения, цунами, а лучше всё сразу. Я бы метала гром и молнии. Мир еще не знал такой бури. Я бы устроила настоящий конец света.
Я приняла душ, а когда вылезала снова почувствовала слабость в ногах. Ноги подкосились, но я успела схватиться за край ванны, поэтому просто упала на колени. Я завернулась в полотенце, взяла свою одежду, в которой была на похоронах и выкинула в окно. Мне всё равно что с ней теперь случиться. Я не хочу её видеть.
Я не помню как я добралась до кровати, но проснулась я только на следующее утро.


Вечером мы с мамой сидели в зале.
- Я хочу уехать обратно в Чикаго.
- Лис, у тебя и тут есть друзья
- Тут не так. Там я чувствую, что нахожусь на своём месте. Там мне снова хочется заниматься музыкой.
- А как же я? Ты оставишь меня одну ?
- Переедем вместе.
- У меня работа
- Мам, я хочу ехать. Мне нужно это.
- Нет. Ты никуда не поедешь.
Это был чёткий и ясный отказ. Я поняла, что её не переубедишь.
Я заперлась в своей комнате, отодвинула кровать и села в щель между ней и стеной. Когда я была маленькой, то это спасало. Я смотрела в одну точку и крутила телефон в руках, совершенно не зная, что теперь делать. Я думала о том, что могла бы сбежать. Но было ли бы это правильно ?
Через какое-то время я всё же решила попробовать. Я достала сумку для поездок и сложила туда свои вещи. Некоторую одежду и обувь, телефон и плеер, подзарядки к ним. Больше ничего и не нужно было. Поставила сумку под кровать и села ждать ночи. Когда мама с папой уже лягут спать.
Я думала о том как это просто. Просто взять и сломать человеку жизнь. Для этого не нужно ничего особенного. Просто еще один человек.


Я оделась, взяла сумку и вышла в коридор. Но проходя мимо маминой спальни я услышала всхлипы и приоткрыла немного дверь. На кровати сидела мама и плакала папе в плечо. А он похлопывал её по спине. Я поняла, что не смогу сейчас сбежать. Просто взять и оставить их так. Только не сейчас. Хотя, возможно, если я сделаю это позже, то мой уход сделает маме ещё больнее. Но мне слишком тяжело уйти, зная, что здесь сидит мама и плачет. Поэтому я вернулась обратно в комнату.
Я пролежала в кровати около двух часов пытаясь заснуть. Но ничего не выходило. Тогда я достала свой телефон и прокрутила список контактов. И ещё раз. И ещё. Забавно. Забавно, что у меня около сотни контактов, а позвонить некому. А если бы был такой человек, то что я бы ему сказала? Забавна была ещё и та вещь, что все мои фальшивые друзья из Лос Анджелеса даже смски мне не отправили. "Где ты?" "С тобой всё хорошо?" "Давно тебя не видно". Я уехала и перестала существовать для них. Я снова прокрутила список и остановилась на имени "Бред". Я смотрела на потолок и нервно крутила в руках телефон. Позвонить или не позвонить. Позвонить или не позвонить. Что с ним вообще? Где он? В Чикаго? А может уехал? Может у него есть девушка и я буду как незваный гость? Ведь меня не было несколько месяцев. И он ни разу не позвонил, не написал и вообще не подал признаков своего существования. Будто я его придумала. Я вспомнила как при первой встрече подумала, что он нереален. Как я подумала, что он бабник и полный кретин. Но в итоге во всём оказалась виновата я. Хотя, с другой стороны это был только поцелуй. Отчего такая реакция? Я закрыла глаза и вспомнила тот день. Я старалась не думать о нём всё это время и теперь он так красочно всплыл в моей памяти. Почему мне тогда показалось, что Бред злиться не на меня? Почему Джон был так рад? Я могла найти кучу объяснений происходящему. Но как узнать какое из них верное ?


Я почти не ела. Мне совершенно ничего не хотелось. Только уехать отсюда как можно дальше.  Мой дом был пристанищем уныния, горя. Свет горел во всех комнатах, но всё равно было мрачно. Мрачно и холодно. Как в склепе. Я, Мама и Папа были жителями склепа. Ходячими трупами. Они почти не разговаривали. Я не разговаривала совсем. Я всё время проводила в интернете. Они смотрели телевизор. Печаль, уныние, мрак, потеряна всякая надежда. Будто я в хосписе. Или морге. А может на кладбище.


Через неделю я снова сидела и крутила телефон в руках. Позвонить или не позвонить. Я не успела принять решение, но каждая клеточка моего тела хотела позвонить. И я нажала на вызов. Отступать было некуда. Если я сброшу он всё равно увидит мой пропущенный. Но что я ему скажу, если он возьмёт трубку? Гудки гудки гудки. Но я не отключалась пока телефон сам не отключился. Пять минут я надеялась, что он перезвонит. Я надеялась десять минут, двадцать. Я надеялась еще очень и очень долго. Я надеялась даже тогда, когда смысла давно не было.


Прошла неделя, а я всё надеялась.
Я как обычно сидела в анонимном чате, который нашла на просторах интернета. И вроде ничего необычного, но. Всегда есть но.


Аноним: Как жить.
Я: Как выходит
Аноним : А если не выходит?
Аноним: Если всё уже давно пошло к чёрту?
Аноним: И даже надежды на удачный исход уже не осталось.
Я: Начать сначала
Аноним: Это трудно
Аноним: Очень
Я: Всё трудно
Аноним: Мне кажется, что у тебя еще есть шанс
Я: На что?
Аноним: На удачный конец. Хеппи Енд
Я: У меня и так всё хорошо
(Ложь. В интернете можно лгать.)
Аноним:  Не ври мне. Я чувствую.
(Ха)
Я: Что чувствуешь?
Аноним: Твою беспомощность и безнадёжность.
Аноним: Горе и страх. Неужели всё так ужасно?
Я: У меня есть надежда
Аноним: Так почему ты здесь, а не пытаешь всё исправить?
(Почему?)

Я молчала несколько минут.
Аноним: Выйди из комнаты и исправь всё, что натворила.
Я молчала.
Аноним: Иди же!
И он(а) отключился(ась).
И как бы всё это не было странно, разговор будто подтолкнул меня. Я действительно собралась и уехала. Было пять утра и все спали. Все, кроме меня. Улица вымерла. Свежий воздух. Боже. Как давно я не выходила на улицу! Я шла к вокзалу, а мимо проходили девушки с туфлями в руках, парни с рубашками застёгнутыми кое-как. Все возвращались с вечеринок. А я уезжала отсюда. Никто даже не обращал на меня внимания. В пять утра можно совершить убийство и никто не заметит. Какое прекрасное время пять утра.





Я стояла напротив магазина Кейт и смотрела в витрину. Наблюдала за тем как Чед, Сэм и Мэг  веселятся. Я стояла и думала, что если зайду туда, то испорчу веселье своей кислой миной. Поэтому я вот уже 15 минут собиралась с мыслями и размышляя о том не разучилась ли я еще улыбаться. Я не была уверена, что готова. Но ведь люди, когда прыгают с парашютом или убегают из дома тоже не уверены, что готовы. Я сделала шаг вперед. Ощущение было, что я сделала шаг к выходу из вертолёта на огромной высоте. Остаётся только надеяться, что мой парашют исправен. Я открыл дверь. (Выпрыгнула.) Они заметили меня и я подхожу. (Земля приближается и приближается.)
- Алиса! Мы так рады!
Мэг подбежала и обняла меня.
(Я дёргаю за кольцо парашюта. Кажется он неисправен. Но земля всё ближе и ближе. Остаётся только дёргать снова и снова.)
Сэм спросила:
- Как ты?
(Поздно. Я уже куча внутренностей на земле.)
А я никак.
- Нормально. Где Кейт?
- Наверху. Она в душе сейчас. Пойдём я дам тебе чаю.
Мне кажется она относится ко мне как к умирающей. И это Сэм. А она самая чёрствая из всех.
Мы поднимались по лестнице и я неожиданно для себя улыбнулась.
- В чём дело?
- Ни в чём. Просто вспомнила шутку.
Я была полным неудачником. Я уже разбилась о землю, а мой парашют раскрылся. Это даже хуже, чем если бы я прыгнула без него.

Я сидела в кресле и пила чай. Сэм смотрела на меня так... Будто знала что-то ужасное обо мне, что убьёт меня.
- Ты не хочешь мне ничего рассказать?
- Что?
- Не знаю. Ты так смотришь.
И я сама поняла какую глупость сказала. У меня же брат умер. Я еще раз убедилась, что я ужасная сестра. Ужасный человек. Мне стало противно и захотелось пойти помыться.
- Просто сочувствую тебе. Столько всего навалилось.
- Спасибо.
Я усмехнулась
- Да что ты за шутку всё вспоминаешь?
Просто ты бесчувственная стерва, а так жалеешь меня. Тогда как ко мне относятся остальные.
Почему я подумала о ней так плохо? Это же не в моём стиле. Что вообще со мной творится?
Я не успела развить мысль о том как я ужасна. Кейт вышла из душа. Она вытирала волосы полотенцем и, увидев меня, выронила его из рук.
- Алиса!
Она подбежала ко мне и обняла меня. Я была несколько в шоке.
- Я тоже рада тебя видеть.
И тут меня осенило. Я отстранилась от Кейт и сказала сначала посмотрев на неё, а потом на Сэм.
- Так. Я кажется поняла. Вы думали, что я покончила с собой?
Неловкое молчание.
- Ну просто.. Сначала Бред...
Начала Кейт и подхватила Сэм
- И твой брат..того..
- Он умер, Сэм. Говори как есть.
- А еще ты не брала трубку.
- Я думаю вам бы сообщили если бы я умерла
- Ну твои родители вроде как о нас не знают
Тут они были правы. Им бы никто не сообщил.
- И всё равно. Я же не чёртова истеричка.
- Извини. Просто мы уже не знали, что думать.
Вошёл Ник.
- Привет, Алиса. Рад, что ты вернулась. Ты даже не представляешь, что они уже думали. Они решили, что ты болтаешься в петле или типа того. Я говорил им, что ты такого бы не сделала.
Он подошёл ко мне, обнял и сказал на ухо:
- Ты же трусиха
Вот за что я любила Ника. Он всегда оставался нормальным человек. Он всегда шутил. Я усмехнулась.
- Как насчёт чая?
- Почему мне все предлагают чай?
Он пожал плечами.
Мы сидели вокруг стола, ели чипсы и они рассказывали у кого, что нового. К нам присоединялись всё больше и больше людей. Все говорили, что рады меня видеть и обнимали. А как по мне так намного больше нужно было пожалеть Така. У него полетел компьютер и все файлы удалились. Он был более грустный, чем я.
Вечером я попросила остаться. Никто не удивился. Было и так понятно, что я сбежала.


Я жила с ними 16 дней до того дня о котором пойдёт речь. Я спросила у всех видели ли они Бреда, но ничего существенного это не дало. Я искала его следы в интернете (казалось бы там можно найти всё и всех, но нет) и ходила по городу. Просто уходила на весь день. Но так и не нашла его. Несколько оживил эти 16 дней Чед. Он, на 7 или 8 день, принёс какую-то листовку. Я аж рот разинула. На ней была моя фотография и крупно написано:
"ПОТЕРЯЛАСЬ ДЕВОЧКА". 
А дальше моё описание, телефоны родителей и т.д.
Я тогда еще перечитала несколько раз "Потерялась девочка" и подумала "Будто потерялась собака. Не хватает только "отзывается на клички: Алиса, Лиса, Кукла".
Но больше ничего не происходило. До того 16 дня.


Я сидела и разговаривала с Чедом о том, как его позвали выступать.
- Вот это да! Так что я теперь общаюсь со звездой?
Он смущённо улыбается и говорит
- Очень смешно
Но я вижу что ему приятно. И тут в комнату вбегает Мэг. Судя по всему она торопилась.
- Бред на вечеринке на пляже!
Я не сразу сообразила. А только когда Сэм дала ключи от машины и сказала
- Давай езжай, красотка.
Через пять минут я уже садилась в машину Сэм и выезжала на дорогу. Это была безумная мысль, хотя бы потому, что у меня не было прав. Я училась водить, но на права поленились сходить сдать. Но моя голова была забита другим. Я надеялась, что он не успеет уйти, потому что не ясно было повезёт ли мне еще раз. Будет ли возможность поговорить с ним.
Я давлю на газ сильнее. И еще сильнее. И вдруг что-то вылетает на дорогу. Я не успеваю заметить, что это. И очень жаль. Я же должна знать, что буду проклинать всё оставшуюся жизнь. Какого-то зверя, камень, шину или просто чёрный пакет. Я резко выкрутила руль вправо. Убрала ногу с газа и успела только коснуться педали тормоза как машина очень жестко остановилась сама. Влетела в дерево. Я ударилась. Болело всё тело. Я не слышала проезжающих машин и понимала, что руки и ноги не сломаны. Что машина хоть и очень помята, но ехать может. Я думала, что если не доеду до больницы, то могу умереть. И совсем не думала о том, что если я попаду в больницу родители узнают где я. Любой человек попытался бы выжить. Собрал волю в кулак. Цеплялся бы за жизнь. Но зачем? Я видела повсюду свою кровь, ощущала её вкус во рту. И мне хотелось рассмеяться. Я воспринимала всё происходящее с иронией. Как плохую комедию. Любой человек должен был на моём месте встать перед выбором: Цепляться за жизнь или отпустить всё на волю вселенной. Но мне не дали его сделать в тот вечер. Я услышала скрип колёс и истерический крик:
- О боже, Фрай! Звони в скорую!
Я подумала о девушке блондинке с шикарными волосами и фигурой. Я потрясным лицом и ослепительной улыбкой. О её парне красавчике. О том как они надели всё лучшее, сели в великолепную машину и поехали на вечеринку. Но тут я. Я испортила им вечер. Я вдруг поняла, что жутко устала и отключилась.


Когда я открыла глаза в них ударил свет. Такой яркий! Будто я иду по красной дорожке и со всех сторон вспышки. Будто я снимаюсь в кино и сотни прожекторов направлены на меня. Мне стало больно и я заморгала. В следующую минуту острая боль пронзила бок, а затем рёбра. В голову, будто молотом, ударило невнятное бормотание и я повернула голову в сторону откуда оно доносилось. Какой-то размытый силуэт мужчины сидел рядом со мной. Он пощёлкал пальцами. Любой звук сейчас проходил сквозь меня и звенел в голове. Это было очень неприятно.
- Хватит!
Язык еле ворочался.
- Через секунду ты сможешь видеть всё четко. А говорить через несколько минут.
Я снова стала нормально слышать. Я повернула голову в сторону двери и не поверила глазам. Там стоял Бред. Я проморгалась, чтобы поверить, что это не галлюцинация. И Бред испарился. А врач говорил. У него был жутко противный голос. Монотонный и ворчливый.
- У тебя сломаны почти все рёбра. Два пришлось удалить. Шрамов не останется, я думаю. А вот сбоку, вот здесь - он показал пальцами примерно на то место, где находится талия - останется. Тебе прямо в бок попал огромный осколок. Чудо, что не задел внутренности.

После этого разговора я еще не раз слышала, что это чудо, что я жива. Что чудо то, что в столь поздний час проезжала машина. Медсестра, она просила звать её Нен, была очень милой. Она рассказывала интересные истории из своей жизни. Мне она казалось очень одинокой, потому что рассказывала их мне, а не своим внукам или друзьям. И я не понимала почему никто их не хочет слушать. Мне всегда были интересны чужие истории. Ведь у каждого человека есть о чём рассказать. А еще благодаря ей я узнала, что Бред не был галлюцинацией. Она рассказала мне это после первой ночи в больнице. "У тебя такой вежливый и заботливый парень. Да еще и красавчик! Ух.. была бы я помоложе... Он тут всю ночь просидел, между прочим! И когда убедился, что ты очнулась - ушёл. Он наверно не зашёл потому что врач запретил.. Так что ты не расстраивайся". А после того, как ко мне разрешили ходить не только родителям, она всегда удивлялась "Где это твой парень ходит? Или он был, когда меня не было?" А я не хотела её расстраивать и всегда отвечала "Да. Ты опять всё пропустила, Нен".
Кейт рассказывала, что Бред появляется в городе. Что когда я выпишусь я смогу с ним поговорить. Ник говорил о том, что не понимает зачем меня тут держат. Я жива значит всё хорошо. Полностью в его стиле. Если бы я умерла он сказал бы "Зачем гроб? Киньте в яму. Ей уже всё равно". Мне всегда нравились такие люди. Но я никогда до конца не понимала шутят ли они. Чед как-то сыграл мне на гитаре. А Так рассказывал всякие мерзкие вещи о человеческом организме. Мэг меня всегда веселила и приносила мне шоколадки. Хоть мне вроде как было "не желательно есть сладкое, жареное, солёное" "тебе что теперь вообще не есть? через капельницу питаться?" говорила Мэг и показывала на трубочку идущую к моей руке. Сэм решила "подтянуть моё образование". Она рассказывала мне историю. Она столько всего знала! Обо всём. Будто она выучила все книги по истории когда-либо написанные. Её коронным номером было привести пример из истории. И она всегда им пользовалась. А Ким приходила "вдохновиться мной". Она смотрела на меня и в её голове вспыхивали яркие картины, которые она потом рисовала. Они были не слишком позитивные. Даже немного ужасающие. Я думала "неужели я так ужасно выгляжу?" и "а что бы она нарисовала будь я в коме только с половиной лица и отрубленной ногой?". Но я стала чьей-то музой! Это было приятно.
Если учитывать всё это, а тем более то, что родители сказали, что я могу переехать к своей подруге, если она будет не против. Кейт конечно же была не против. У моих родителей стало похоже всё налаживаться. Я имею ввиду, что они наверняка скоро сойдутся. Хотя нужно конечно какое-то время. И тогда, возможно, мне отдадут папин дом. Я бы продала его и купила квартиру в самом Чикаго. Когда я оставалась одна я думала о том какой она будет.

А еще ко мне ни разу не пришёл Джон. Я допускала, что он не знает. Но он не позвонил мне ни разу за всё время. За всё то огромное количество времени, что прошло после того вечера. И я до сих пор надеялась, что мне перезвонит Бред. Тем более, что он в городе. Тем более, что он приходил, когда я сюда попала. У меня наконец-то появилась реальная надежда. Второй шанс.


Но когда меня выписала из больницы всё оказалось не так легко. Во-первых я потратила целый день на "переезд". У меня было всего несколько сумок, но моя мама жутко придирчивая. Она поднялась со мной в квартиру и заставила разложит вещи по местам. "Джинсы должны быть рядом с джинсами, а не майками! Что ты делаешь?" "Не так складываются майки" и всё в этом духе. Зачем это было делать я так и не поняла. Через неделю всё будет скомкано и закинуто в шкаф как попало. А то и на кровать.
Жила я в одной комнате с Кейт. Как когда-то в детстве, когда мы были в лагере. А еще сбылась наша детская мечта. Мы жили вместе. И это было почти невероятно при таких обстоятельствах. Ей попался поезд именно до Чикаго, мой папа уехал именно в Чикаго. Я приехала именно этим летом и встретила Именно Бреда из-за которого вернулась. А ещё я снова встретила Кейт. Я думала, что больше никогда её не увижу.

И даже когда я закончила с вещами, проснулась утром и отправилась ходить по городу это было ещё не всё. Даже когда я узнала, что Бред съехал от родителей и узнала где он живёт всё только началось.

Я вдохнула побольше воздуха в грудь и перешла дорогу. Я поднялась на 3 этаж, снова вдохнула полную грудь, позвонила в дверь и выдохнула. По всему телу разлилось неприятное ощущение. У кого-то сосёт под ложечкой, у кого трясутся руки или коленки, а мне становиться неприятно. Будто много маленьких огоньков проходят через всё тело. Особенно по ногам. Иногда они даже подкашиваются.
Я почувствовала, что за дверью кто-то стоит. Я знала, что он решает открыть мне или нет. Я простояла минуту, а потом сказала тихо, но я знаю, что он услышал.
- Разве одно то, что я нашла тебя не даёт мне возможность поговорить с тобой?
Но на самом деле мне хотелось крикнуть "Всё из-за тебя! Мне было плохо, а ты не брал трубку! Из-за тебя я попала в аварию! Из-за того, что ты такой дурак! Я люблю тебя почему ты мне не веришь?!!!"
Он видимо решил, что даёт. Бред открыл дверь и я снова увидела какой он великолепный. А я стала более неказистей. Ведь у меня появились два синяка по всем рёбрам и шрам сбоку.
- Привет, Бред.
Он молчал секунду, а потом ответил достаточно тихо
- Привет, Алиса.
Он сказал это не холодно, а так, будто хотел сказать так много, но не мог. Он должен был держать себя в руках. И я тоже. Так требовали правила. Неписаные правила придуманные дураком и которым следуют дураки. Мы с Бредом были полными дураками. Я хотела обнять его и не отпускать. Мне захотелось привязать его к себе в стократ сильнее, чем тогда, на парковке. Я знала, что ему тоже. Я чувствовала как мы потихоньку привязывались.
Я просто смотрела на него и понимала, что не знаю, что сказать ему. Я так далеко не думала. Как мне хватило смелость постучать в дверь? Он тоже молчал. Он был не против помолчать. Я знала, что когда нарушу молчание придётся говорить и не останавливаться. Что всё станет либо хорошо, либо плохо. Пал или пропал.
- На самом деле я не знаю, что сказать тебе. Я не знаю как набралась смелости позвонить в дверь. Мне правда было очень плохо без тебя. Я скучала. Очень.
Я смотрела в его глаза полные нежности. Они были как магниты.
- Я тоже. Столько времени прошло...
И он замолчал. "Столько времени прошло" ? Я знала что каждая клеточка его тела имела ввиду "столько времени прошло, а я до сих пор люблю тебя". Моя тоже. Но его мозг имел ввиду совсем другое.
- Я люблю тебя.
Я была не робкой, но сейчас, с ним, я была как маленькая девочка. И это только играло мне на руку на самом деле. Но даже это мне не помогло. Я услышала как кто-то в его квартире сказал
- Зайчик, я вышла из душа! Ты где?
Мой мир рухнул. Он только начал появляться снова после того сокрушительного конца. И снова всё рухнуло. Мне было больно так, как не было никогда. Я подумала "пристрелите меня кто-нибудь". На глаза навернулись слёзы. "Пожалуйста". В его глазах я тоже увидела боль. От этого стало только хуже. "Помогите.". "Помогите.".
- Я здесь, милая.
"УБЕЙТЕ МЕНЯ". В его глазах было написано то же, но не так отчётливо.
На порог вышла девушка, обняла его и поцеловала в щёку. Как я тогда сумела сдержать слёзы я не знаю. В голове была мысль "почему я тогда не умерла. почему я не умерла в той аварии. ПОЧЕМУ?!"
- Дорогой, а это кто?
Он молчал. "ПОЧЕМУ УМИРАЮТ ЛЮДИ У КОТОРЫХ ВСЁ ХОРОШО И ПОЧЕМУ НЕ УМЕРЛА Я?". Он по прежнему молчал.
Я покачала головой и еле выдавила из себя
- Никто.
ДЕРЖИ СЛЁЗЫ
СДЕРЖИВАЙ ИХ
- Ну вот и хорошо. Пойдём в кроватку, зайчик.
И она втянула его в квартиру и захлопнула дверь. Послышался её смех.
Я разрывалась между желанием убить её, его, взорвать весь дом, поджечь квартиру и умереть самой. Я больше не могла сдерживать слёзы. Я побежала прочь. Я не просто плакала, а рыдала. Мне не хватало воздуха, я всхлипывала. Не знаю как я могла тогда думать, возможно это было просто инстинктивно. Я побежала наверх. На самый последний этаж. Я не могла выбежать на улицу, чтобы все не спрашивали, что со мной случилось.
Я взбежала на пятый этаж и зарыдала в голос. Прошло минут 20 прежде, чем я взяла себя в руки. Более-менее. Я взяла салфетку и зеркало. Привела себя в порядок. Более-менее. Я больше не была похожа на грустного клоуна.

Я ехала домой, но слёзы не переставали течь. Какой же дурой я была! Прошёл не один месяц, неужели я думала, что У НЕГО никто не появится? Во мне было столько чувств сразу. Злость, разочарование, жалость к себе от которой становилось противно и смех над тем, какой я была дурой. Поэтому, когда я вошла в дом я не выдержала. Мэг спросила у меня:
- Ну как там?
А я, к своему удивлению, рассмеялась. Я была истеричкой! Ненормальной! Психопаткой! "Вали лечиться!" "Сейчас приедут доктора и дадут вкусную таблеточку." Но на самом деле доктора бы поставили совсем невкусные уколы. Все, кто был на кухне смотрели на меня испугано.
- Да плохо всё! Неужели не видишь?
По моим щекам снова потекли слёзы.
- Отвратительно!
Я ушла в комнату и заплакала ещё сильнее. Через несколько часов зашла Кейт. По щекам всё еще текли слёзы. Я просто не могла их остановить. Да и нужно ли это было. Кейт не просила, но я ей всё рассказала. Она рассказала другим. Мне было невероятно сложно сказать ей всё, но и невероятно сложно держать это только в себе. Я будто поделилась с ней.
Я проплакала остаток дня, вечер, ночь, утро. В 12 часов я остановилась. Но это не значит, что мне не хотелось плакать еще сильнее. Мне было страшно смотреть на себя в зеркало. И не зря. Мои глаза были красными и опухшими. Волосы в ужасном состоянии и я не переоделась из вчерашней одежды.
Я приняла холодный душ и переоделась. Это немного улучшило мой внешний вид. Я сделала себе хлопья, но лишь поковырялась в тарелке. На меня все смотрели как на мертвеца. На безнадёжно умирающего. Меня это раздражало. Даже Ник меня жалел. Теперь я поняла как много со мной случилось меньше, чем за пол года. Хорошего и плохого. Плохого особенно. Я думала о том, что у меня был шанс умереть, но я им не воспользовалась. Эта парочка, потрясная блондинка и её парень красавчик, не дали мне воспользоваться своим законным правом. Хотя тогда я хотела жить. Их было не в чем винить. Виновата во всём я. Ну еще и новая подружка Бреда. Она ему подходила больше, чем я. Красивая блондинка, но пустая. Типичная стерва. Но именно они встречаются с парнями с обложки. Девушке с обложки парня с соседнего журнала. Отличный слоган для какой-нибудь сводницы.


Ко мне снова вернулось чувство безысходности. Меня постоянно пытались как-то развлечь. Водили в кино, парк, гулять, а я была без эмоциональна как кухонный нож или вилка. Я всё ждала. Ждала, когда хоть один из них скажет: "Хватит! Она совершенно не ценит наших стараний! Она даже не может притвориться! С меня достаточно!" и в моём воображении сразу вспыхивало как он или она что-то эмоционально швыряет на пол и уходит, громко хлопнув дверью. Когда я выходила гулять вместе с ними, я смотрела на людей и представляла кем они могли быть. Мой маленький театр в воображении. Порядочный семьянин или бабник? Любительница кошек или собак? Зубной врач, банкир, юрист или официантка? Кто все эти люди, что меня окружают? Разве вам бы не хотелось узнать? И как бы вы сами не хотели казаться таинственными и загадочными, в глубине души вы бы хотели, что все знали как в прошлую пятницу вы напились и сотворили кучу безумных вещей. Какие прекрасные стихи вы пишите. Как совестливо ухаживаете за любимой бабушкой.

Это стало моей рутиной. Придумывать как люди живут. Я могла из них вылепить кого угодно. Так и прошёл целый месяц. Иногда, время от времени, я смотрела в окно лежа в своей кровати и представляла Бреда стоящего напротив дома и думающего как сказать, что он хочет попробовать снова. Иногда, время от времени, он появлялся напротив дома и я, лёжа в кровати и смотря в окно его видела. "Самовнушение это великолепно" - думала я в такие минуты.


Я пошла в книжный, чтобы купить новую книгу. Я еще не знала какую, ведь в магазине всегда такой большой выбор и зачастую, автор, о котором ты никогда не слышал, оказывается потрясающим. Я выбирала книгу уже около часа, когда увидела Бреда. Он смотрел прямо на меня. В его глазах сиял огонёк. Я не знала, что мне делать. Подойти? Заговорить? Или просто поздороваться? Сделать вид, что мы незнакомы или то что я не заметила? Но выбирать мне не пришлось. Он сам сделал выбор. К слову, в жизни у меня вообще мало когда есть возможность выбора. А может надо просто выбирать быстрее. Бред шёл ко мне уверенным шагом.
- Привет
Я потеряла дар речи.
- Эй, привет. Я тебе говорю. Я за тобой наблюдал уже около часа. Ты милая, когда серьёзная.
- Что прости?
- Меня Бред зовут
- Что прости?
Меня будто заклинило. А еще я его рассмешила. Но я даже не знаю кто из нас выглядел глупее. Тогда он наклонился мне к уху и сказал:
- Давай начнём всё с начала?
Я кивнула.